Интервью руководителя Федерального агентства водных ресурсов Рустэма Хамитова радиостанции "Маяк"

18 Апреля 2005 (12:16)

Половодье в России: профилактика, последствия, защита пострадавших

Весна, согласитесь, прекрасное время года, но она тоже создает свои проблемы, как в известном старом анекдоте, что в России четыре бедствия: весна, лето, осень и зима. Но если говорить о весне, то сейчас главная проблема - это половодье во многих районах страны. И об этом мы будем говорить с руководителем федерального агентства водных ресурсов Рустэмом Хамитовым.

- Здравствуйте, Рустэм Закиевич. Какова ситуация в стране и как линия фронта, т.е. паводка, продвигается с юга на север или с северо-запада на юго-восток? Как правильно?

Р. ХАМИТОВ
: С северо-запада на юго-восток. Действительно, пришло тепло на территорию европейской части Российской Федерации. Реки вскрываются, идут ледоходы, растут уровни рек. И весеннее половодье набирает свою силу. А в ряде районов вода уже даже идет на спад. Но в своей массе все-таки пик половодья еще не наступил в европейской части. Безусловно, у нас в Сибирь половодье придет чуть попозже, недели на две-три, но и там, на юге, начинается уже вскрытие рек и подъемы воды. Дальний Восток примерно так же, как и Сибирь...




























- Но есть ли какие-то регионы наибольших опасений или наибольшего напряжения?

Рустэм Хамитов в студии "Маяка"

Р. ХАМИТОВ: Конечно. В этом году, вы знаете, была нестандартная зима: в январе - тепло, но зато в конце февраля - начале марта выпало очень много снега, примерно на 20-30 процентов выше нормы в европейской части России, в бассейне реки Волга. И сейчас мы видим, что Чувашия, Мордовия, ряд областей, прилегающих к Волге, испытывают проблемы с подтоплением домов, с подтоплением поселков. Малые реки ввиду того, что много снега и много тепла выходят из берегов и такие проблемы созданы.

- Но ведь бассейн Волги и Камы - это каскад, можно сказать, крупных гидроэлектростанций, водохранилищ, всяких других сооружений. Как в целом вы можете оценить обстановку?

Р. ХАМИТОВ: Это так. 11 крупных водохранилищ на наших реках - на Волге и на Каме, управлять синхронно этими водохранилищами - достаточно тяжелая задача. Мы с нею пока справляемся. Существуют графики пропуска воды, наполнения, опорожнения этих водохранилищ. Я думаю, что мы справимся и в дальнейшем. Хотя, безусловно, в начале мая будут большие попуски, сбросы воды из волгоградского гидроузла, с Волгоградского водохранилища, волгоградской плотины, и низовья Волги, безусловно, будут подтоплены. Мы заранее предупреждаем о том, что Астрахань и прилегающие к этому городу территории, будут подтапливаться. К этому надо готовиться сейчас. Для этого время есть, 20 дней. Так что еще все впереди.

- Скажите, а для рыбных запасов дельта Волги, Каспий, для живности всякой в дельте Волги - это насколько опасно?

Р. ХАМИТОВ: Мы специально выдерживаем, так называемую, рыбохозяйственную полку. То есть тогда, когда рыба идет на нерест, держим специально высокими уровни воды в дельте Волги с тем, чтобы рыба могла отнереститься и с тем, чтобы могли развиться из икринок мальки и мальки уйти вместе с водой в реку. Это выдерживается ежегодно. И специально отслеживаются уровни сброса воды с наших водохранилищ на Волге. Это что называется, в зоне особого внимания нашего агентства.

- И, скажем, для регионов Нижнего Поволжья, особенно Заволжья, там засушливые степи, ведь паводок полезен?

Р. ХАМИТОВ: Конечно. Но исторически половодье весеннее люди ждали всегда с воодушевлением. Во-первых, картина сама по себе феерическая - вскрытие рек, мощь природы. А, во-вторых, вода, выходя на поймы, увлажняла эти земли, с собой приносила и ил, и это прародитель удобрений и поэтому паводок всегда был благом. Другое дело, что в последние десятилетия, когда застраивались поймы рек, там, где нельзя было строить, когда стеснялись при строительстве мостов долины реки и русла рек, тогда начались и проблемы, которые в последние годы, к сожалению, нарастают, потому что бесконтрольное строительство увеличилось. И это очень плохо.

- Сейчас у нас есть возможность узнать ситуацию в одном из регионов. Их у нас много, но мы взяли регион, который нам кажется достаточно типичным и по масштабам предстоящего паводка или начавшегося и по проблемам. Итак, на связи у нас Томск, Владимир Васильевич Гончар, вице-губернатор, руководитель областной комиссии по чрезвычайным ситуациям. Какая у вас ситуация сейчас?

В. ГОНЧАР: По территории области, площадь которой 317 тысяч квадратных километров, протекает 18 тысяч 100 больших и малых рек. Естественно, половодье вызывает у нас определенную тревогу и необходимость принятия конкретных мер. Вскрытие рек на территории области ожидаем в третьей декаде апреля в южных районах, и в первой декаде мая - в северных районах области.

- Насколько я знаю, Томская область значительную часть воды получает с юга. С юга текут на север реки, что характерно для Сибири.

Р. ХАМИТОВ: Конечно. И вообще в Сибири реки текут с точки зрения паводковой опасности, половодной опасности неправильно. Лучше было бы, если они текли с севера на юг. Но дело в том, что оттаивает снег, в первую очередь, безусловно, на юге, а в это время на севере еще лед. И этот лед подпирает реки, и вода выходит и довольно часто выходит на поймы, затопляя населенные пункты. Это проблема для всей Сибири.

- Но тут один мотив проскользнул, что, к сожалению, они все текут.

Р. ХАМИТОВ: Это шутка.

- Надеюсь, вы не единомышленник Юрия Лужкова, который снова реанимировал идею поворота сибирских рек?

Р. ХАМИТОВ: Я с уважением отношусь к Юрию Михайловичу, мы с ним обсуждали эту проблему. И мы сейчас работаем над расчетами, которыми хотим показать, что может быть и не нужно вообще заниматься такими сверхглобальными проблемами. Хотя южные регионы испытывают недостаток в воде, и там эти проблемы придется решать.

- Владимир Васильевич, насколько на ваш взгляд, готовы и что беспокоит, какие конкретно проблемы?

В. ГОНЧАР: Мы вместе с МЧС сделали все необходимые прогнозы, подготовили и уже практически реализовали необходимые меры и мероприятия. Мы ожидаем, что общая площадь затопления будет в пределах 230 километров. Под затопление попадают 15 населенных пунктов с численностью населения до 30 тысяч человек. Мы имеем, к сожалению, не совсем нормальные опыты организации работы прошлых лет, хотя каких-либо чрезвычайных, серьезных ситуаций не было. Поэтому проведены и подготовлены, как и во всех наверное субъектах Федерации необходимые региональные документы, проведены командно-штабные учения, выделили из консолидированного бюджета порядка 20 миллионов рублей, провели серьезнейшее обследование у нас на территории области 400 гидротехнических сооружений. 28 плотин и дамб, к сожалению, находятся не в удовлетворительном состоянии. Хотя, пользуясь сегодняшней возможностью, я хотел бы выразить благодарность Рустэму Закиевичу за выделенные приличные, я считаю, в этом году деньги, около 90 миллионов рублей, что позволяет нам более надежно войти в паводковый период по ряду таких аварийных дамб. В то же время предусмотрены средства и из наших бюджетов.

- Владимир Васильевич, вы упомянули, что до 30 тысяч человек могут попасть в зону серьезного паводка. Вот пострадали, не дай бог, их строения, фермы, скотина, кто им будет компенсировать, помогать отстроить дома и всякие другие сооружения?

В. ГОНЧАР: По каждому случаю наводнения или чрезвычайных ситуаций, безусловно, есть методики и чрезвычайные районные комиссии и областные, которые в деталях будут рассматривать данные вопросы. Здесь можно подходить двояко. Допустим, получает состоятельный человек земельный участок под строительство коттеджа, он предупрежден органами власти о том, что будет строить в зоне затопления. Получает приличный участок. Ну, наверное, имеет право и возможности застраховать...

- Мы о страховых ситуациях не говорим. Не застраховался. Деревню затопило, скажем, раз в десять лет это бывает. Еще что-то?

В. ГОНЧАР: У нас в прошлом году затопило 157 домов поселка Черная речка. Мы там сталкивались с вопросами, когда некоторые люди с нами торговались, выманивая деньги за то, что не случилось. В то же время в деталях рассматривая комиссионно вместе со специалистами МЧС, мы компенсировали расходы людям за счет областного и районного бюджетов более 3 миллионов рублей. Естественно, людей никто не бросит на произвол стихийных бедствий, которые могут произойти.

Но я хотел бы один вопрос задать. Рустэм Закиевич, одна из проблем, я знаю, что не только вашего агентства, это дноуглубительные работы. Одна из причин ледовых заторов и анализ показывает, что это действительно так. Наш Томский государственный университет заключил со службой геомониторинга договор на прогноз русловых процессов. Выделяем ежегодно более 500 тысяч рублей. Но то, что у нас большое количество здесь гидротехничеких сооружений и непредсказуемо, как ведет себя река Томь и особенно Обь на севере, просил бы рассмотреть вопрос проведения мониторинга состояния русел рек, поскольку за счет федеральных средств практически два года эта работа не ведется.

Р. ХАМИТОВ: Владимир Васильевич, считайте, что мы с вами договорились. Эти ресурсы будут выделены. Это точно абсолютно.

- Спасибо, Владимир Васильевич. Желаем успешно пережить все паводковые проблемы. И мы с вами прощаемся. Это был на связи Томск и вице-губернатор Владимир Гончар.

Теперь слушаем вопрос слушателя. Пожалуйста.


СЛУШАТЕЛЬ: Это Самарская область, село Константиновка. Затопление почти к дому подходит. Вот хорошо говорить, а меры никакие не принимаются:

- А какие меры нужны, на ваш взгляд?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну как? Помочь людям надо. Подходит вода к деревне...

- Взяли на карандаш ваше замечание. Я думаю, наш гость свяжется с вашей администрацией. Еще звонки. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Из Москвы вас беспокоит Николай Николаевич. Я сейчас услышал: 70 миллионов рублей на ремонт дамб, гидросооружений и так далее. Мониторинг по реке Томь тоже требует денег. То есть вопрос стоит о финансах. А не кажется ли вам, что при создании и вертикали, и горизонтали власти, и Счетной палаты деньги просто самой властью разворовываются. Вот два только сюжета, которые показали журналисты. Но ведь огромные, миллионы долларов стоят замки. То, что деньги украли, замерзший поселок, это тоже миллионы. Извините, вы говорите: деньги, деньги, деньги. Что из бюджета? Из бюджета - это наши с вами деньги...

- Мысль ясна. Отобрать у миллиардеров и миллионеров и пустить на эти нужды.

Р. ХАМИТОВ: Не совсем так. Я понял по-другому. Уважаемый Николай Николаевич, я разделяю вашу озабоченность насчет правильного и целевого расходования средств. Дело в том, что в последние годы на водное хозяйство денег практически не направлялось. И было очень мало ресурсов, за счет которых можно было проводить ремонт, расчистку рек и так далее. По прошлому 2004 году, эта сумма была чуть более одного миллиарда рублей. Но в 2005 году правительство Российской Федерации на эти цели выделило уже 12 миллиардов рублей. Согласитесь, рост впечатляющий, в десять раз. Это связано с тем, что уже сформирован федеральный водный налог. И деньги специально целевым образом собирать в этот фонд, направляются на восстановление гидротехнических сооружений и на расчистку рек, на берегоукрепление и так далее.

- Налог с кого?

Р. ХАМИТОВ: Налог с водопользователей - с промышленных предприятий, кто забирает воду из рек. И эти деньги, поверьте, сейчас для нас это самая главная проблема, будут направлены на восстановление этих объектов. И мы выстраиваем жесточайшую систему контроля с тем, чтобы эти деньги дошли до объектов и с тем, чтобы речки чистились и ситуация на наших реках улучшалась. Поверьте, я в этом заинтересован и несу за это личную ответственность, и буду добиваться всеми способами, чтобы эти ресурсы дошли до наших рек, озер и других водных объектов.

- Ну а есть ли аналогичные фонды в распоряжении регионов, откуда они деньги берут на эти нужды?

Р. ХАМИТОВ: Раньше действительно платежи за пользование водными объектами оставались в регионах, в субъектах Российской Федерации. И, к сожалению, целевым образом эти денежки очень часто использовались не по целевому назначению. Порядка 20 процентов сего водных денег доходило до водных объектов.

- Слушаем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир, Люберцы. Скажите, уважаемый повелитель воды, не получится ли у нас так, как иногда бывает? Весной - караул, тонем, зима шибко снежная; июль - караул, пить нечего! Зима, ох, бесснежная была! Вопрос: как насчет экономии воды, чтобы летом было, что пить?

Р. ХАМИТОВ: Спасибо, Владимир. Абсолютно точный и правильный вопрос. Дело в том, что Россия относится к числу стран исключительно много расходующих воду. У нас в год на человека приходится 500 кубических метров воды. Это огромная величина. А в сутки расходуем воды до 400-500 литров в день на человека. Понятно, что водное хозяйство страны, безусловно, находится в запущенном состоянии и, начиная с прошлого года, восстанавливаются и водохранилища, и гидротехнические сооружения. И мы на следующие годы планируем навести порядок и в системах учета, распределения и контроля за водными ресурсами. Огромная проблема, стоящая перед обществом. И я думаю так, что в течение, может быть, десяти лет мы сможем приблизиться к тем стандартам, которые есть на Западе. До сих пор воду льют, не экономят. Вообще ситуация в этом плане неважная, если говорить честно.

- Но это связано и с нашей психологией.

Р. ХАМИТОВ: Россия - великая водная держава, воды много, ее не жалко, вот и льют.

- Пожалуйста, вопрос слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Вологда, Леонид Лукич. Почему после советской власти нигде реки не чистят? Потом говорят: воды не хватает. Возьмите пример с Ленска, там же сказал специалист, что после советской власти ни разу не чистили Лену. Так и остальные реки. Главное - чистка рек. И никаких проблем не будет.

Р. ХАМИТОВ: Вы абсолютно правы. И я тоже хотел бы с вами согласиться, что проблемы, которые на сегодняшний день кажутся масштабными, на самом деле решаемы. И они нормально решались. Выделялись ресурсы, деньги, реки чистили, дамбы укрепляли, берега укрепляли. И редко, когда во время половодья маленькие речки выходили из берегов. Было такое, но это в катастрофические годы. Обычно половодье проходило более или менее спокойно. Речь веду, прежде всего, конечно, о небольших реках. Последние 15 лет эту работу бросили. И, честно говоря, я уже сказал о том, что эта работа практически не велась. И на сегодняшний день некоторые регионы достаточно плохо берут ресурсы для того, чтобы заниматься очисткой рек. Например, Тульская область. Приличная по своему масштабу территория, в этом году заявила работ по расчистке рек всего лишь на 900 тысяч рублей. Это копейки, это мизер. У нас есть субъекты Федерации - Свердловская область, Башкирия, Башкортостан, Татарстан, Красноярский край, которые осваивают по 300-400 миллионов рублей на расчистку рек. Мы сегодня ведем разговор и с Курской областью, и с Омской, и с Воронежской, которые мало внимания уделяют этой проблеме и мало занимаются расчисткой рек, укреплением берегов. Не берут деньги. Деньги есть. И я сказал, что правительство в этом году выделило ресурсов достаточно. Только надо уметь правильно оформлять заявку, надо правильно научиться проходить весь этот технологический процесс оформления получения ресурсов финансовых и деньги будут. Это я говорю абсолютно точно и абсолютно ответственно.

- Значит, на этих начальников региональных нужно нажимать с двух сторон. Сверху, от вас, и снизу, со стороны различных общественных организаций и граждан.

Р. ХАМИТОВ: Правильно. И я рабочий день начинаю со звонков губернаторам. Обзваниваю эти районы. Да, да, да, обещают и ничего не делают, к сожалению.

- Берите под контроль. Пожалуйста, еще вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Таганрог, Анатолий Аркадьевич, профессор. Очень здорово всегда слушать вас, ваши передачи всегда очень остры. Вопрос к вашему гостю. Невзирая на всякие рассуждения, ведь водные ресурсы - это некоторое природное явление, по которому можно строить математические модели. Строятся ли такие вещи, и какие успехи в этом направлении?

- Спасибо за вопрос. Я хочу к нему присоединить еще вопрос в Интернете. Дмитрий. Он тоже ставит вопрос о многолетнем мониторинге по всем этим процессам, чтобы не разрешать строить в затопляемых зонах, проводить какие-то профилактически е работы не в пожарном порядке, а заблаговременно.

Р. ХАМИТОВ: Анатолий Аркадьевич, уважаемый, дело в том, что мы, действительно, занимаемся и прогнозированием, и расчетами. В частности, существует очень мощный программный продукт, который позволяет нам регулировать работу Камского, Волжского каскада, который включает в себя 11 крупных и крупнейших водохранилищ. Вы знаете, суммарная емкость этого каскада 200 с лишним кубических километров воды. Огромная емкость. Так вот сегодня расходы воды, работа водохранилищ рассчитывается нами заблаговременно, и мы такие расчеты претворяем в жизнь.

Помимо прочего существуют почти во всех субъектах Федерации математические модели, в соответствии с которыми рассчитываются, исходя из запасов снега, глубины промерзания почвы, влажности почвы, температурных явлений, рассчитываются вероятности затопления низких участков городов, поселков, пойм и так далее. Где-то эти программы успешно работают, где-то не очень. Но это уже, скажем так, данность и это используется сегодня практически по всей территории Российской Федерации.

- Есть еще одна проблема, которая касается многих. Это загрязнение весной воды удобрениями с полей, которые паводок смывает в русла рек. Вода начинает плохо пахнуть, а где-то даже опасно ею и пользоваться.

Р. ХАМИТОВ: Но только одно я бы хотел дополнить, что удобрений в последние годы вносится все меньше и меньше. Хотя последние год-два количество удобрений, вносимых в ряде субъектов Федерации увеличилось. Так вот, пока не было удобрений, реки очистились и появилась живность, появились пескари, любящие чистую воду, появились раки, появилась стерлядь.

- Так что, не удобрять?

Р. ХАМИТОВ: Да нет, надо удобрять. И сейчас фермеры и сельскохозяйственники бережнее относятся к удобрениям.

- У нас еще звонок. Пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор Михайлович. Действительно, циклоны сместились в бассейн Волги и уровень Каспия поднялся на 2 метра. Так это или не так? Какое состояние будет на ближайшее десятилетие в этом направлении?

Р. ХАМИТОВ: Цикличность подъемов Каспия общеизвестна. Проблемы, которые вызывают колебания Каспия, тоже понятны. Причины не ясны. На сегодняшний день есть несколько гипотез, из-за малости времени об этом говорить не будем. Но мы следим за этими проблемами и строим там, где нужно гидротехнические сооружения, защищающие, в частности, город Лагань в Калмыкии от паводков, от нагонных волн и связанных с повышением уровня воды в Каспии. Так что эту проблему знаем, видим и ею занимаемся.

- Еще один вопрос. Он не по вашей части, но все-таки кому-то надо его задать. Как спасают скот? Когда фермы попадают в зону затопления, приходится их куда-то вывозить. Это большая тоже ведь работа. Местные органы за это отвечают?

Р. ХАМИТОВ: Вообще в жизни должно быть так. Если видят, что надвигается какая-то ситуация, ты сам лично, какую бы ты должность ни занимал, кем бы ты ни был, ты должен начинать проводить превентивные работы. Если видишь, что поднимается вода, не надо ждать приезда начальника или прилета МЧС, или прихода какой-то другой структуры. Надо самому начинать эту работу. Но если вдруг отрезана водой скотина, конечно, здесь уже скорее всего спасательные формирования начнут действовать.

- И вообще здесь зависит и просто от людей.

Р. ХАМИТОВ: Конечно.

- У нас есть классический образ, мой любимый, кстати, это дед Мазай, которого никто не посылал, никто не заставлял, он сам спасал зайцев, сам их снимал, сам их буксировал, отогревал дома и выпускал на волю.

Р. ХАМИТОВ: Наше общество излишне заражено такой болезнью, когда надеемся на начальство, надеемся на бюрократов, кто-то придет, спасет. Надо самому заниматься этими вопросами.

- Ну и, конечно, главная ответственность на вас и ваших коллегах в регионах.

Р. ХАМИТОВ: Да, мы стараемся.

Мы сегодня имели возможность получить из первоисточника нужную информацию. Большое вам спасибо. В студии был Рустэм Хамитов, руководитель федерального агентства водных ресурсов. Вел программу Юлий Семенов. До свидания.

Хамитов Рустэм Закиевич - родился в 1954 году в Кемеровской области. В 1977 году окончил МВТУ имени Баумана, доктор технических наук. Работал в Уфе на производстве, в учебных и научных институтах. Возглавлял институт проблем прикладной экологии и комитет по охране окружающей среды и природным ресурсам Верховного Совета Башкирии. С 1994 по 1999 год - член правительства республики. Затем переводится на работу в федеральные органы власти: МЧС, аппарат полпреда президента в Приволжском федеральном округе, Министерство по налогам и сборам. В марте прошлого года назначен руководителем федерального агентства водных ресурсов России. Рустэм Хамитов женат, у него двое детей. Любит книги и горные лыжи.

Показать материалы за период:

 —