Руководитель Федерального агентства водных ресурсов Рустэм Хамитов ответил на вопросы радиостанции "Маяк"

30 Марта 2005 (12:16)

"Всей правды о том, как пройдет половодье, не знает никто"

Весна идет. А с ней, помимо всех радостей, которые приносят солнце и пробуждение природы, нас ждут и некоторые неприятности. И в этом году, по всем слухам и по прогнозам, нас ждет большая вода, паводок. Что нам грозит, как бороться с тем, что несет с собой паводок, можно ли избежать роковых последствий? Об этом мы разговариваем с главным "водным начальником" нашей страны - руководителем Федерального агентства водных ресурсов Рустэмом Хамитовым.

- Рустэм Закиевич, не так давно прошла ваша пресс-конференция, где вы довольно подробно изложили все то, что нас ждет. И все-таки, по тем прогнозам, которыми вы располагаете, ждет ли действительно большая вода Россию? И если можно выделить какие-то наиболее опасные регионы, то их бы тоже не мешало назвать.

Р. ХАМИТОВ: Во-первых, Россия - водная держава. У нас в стране 2,5 миллиона рек, 3 миллиона озер. И, безусловно, каждую весну в стране идет половодье. И, безусловно, каждую весну значительная часть территории страны затапливается водой. Это неизбежно, потому что много рек.

Теперь что касается рисков затопления в 2005 году. Могу сказать только одно, что всей правды о том, как пройдет половодье, не знает никто. На сегодняшний день существуют только оценки рисков возможных по территории страны, и эти риски оцениваются следующим образом. Мы систематизировали информацию, которую получили от Гидрометслужбы Российской Федерации, а только эта организация имеет право давать официальный прогноз по запасам снега, по уровням воды, на эту информацию наложили мнение специалистов наших, специалистов МЧС. И что мы видим?

Одной из сложных территорий в этом году будет бассейн реки Волги. Если в декабре и январе не было никаких сложностей по этой территории, то начиная с конца февраля и в марте выпало столько снега, что сегодня среднемноголетние значения превышены примерно на 10-15 процентов. Плюс поздняя, запаздывающая зима. И все это может привести к тому, что паводок на Средней Волге, половодье на Средней Волге, на Верхней Волге и на Каме могут совпасть. Это приведет к значительным сложностям на этой территории. Для того чтобы парировать возникающие проблемы, нами сейчас усиленно опорожняются водохранилища Волжского, Камского каскада, мы готовим емкости свободные, которые могут принять паводковую воду в апреле-мае. Это первая точка.

Вторая территория, которая вызывает у нас проблемы, - юг Южного Урала, Оренбургская область, река Урал. Река Урал очень существенно всегда реагирует на таяние снега, и буквально в считанные часы повышается уровень воды на метры. И запасы снега в этом году там достаточно высоки, и поэтому это тоже зона риска.

Идем дальше на восток. И как всегда, в сложной ситуации может оказаться бассейн реки Лены, там запасы снега достаточно высоки. И при условии дружной весны, дружного таяния снега там могут возникнуть чрезвычайные ситуации. И наконец, самый крайний - дальневосточный - регион нашей страны, остров Сахалин, юг, и Приморский край. Там тоже возможны проявления половодья с превышением критических точек.

- Вы перечислили регионы, в которых может быть действительно большой подъем воды. На пресс-конференции еще была названа Калининградская область. И знаете, какой вопрос возникает? Калининградская область далеко, даже с доставкой туда разнообразных грузов сейчас не все просто. Вот если, не дай бог, что-нибудь случится, есть возможности быстро и качественно оказать людям помощь? Может быть, уже сейчас стоит это делать, заранее соломки подстелить, чтобы в авральном режиме все это не решать?

Р. ХАМИТОВ: Я вас понял. И я хочу сказать, что вся страна готовится к прохождению половодья. На пресс-конференции я говорил о том, что сегодня тысячи людей, может быть, десятки тысяч людей занимаются подготовкой пропуска половодья. Обследуются территории, обследуются гидротехнические сооружения, плотины, предупреждаются жители зон возможного затопления и одновременно накапливаются резервы для того, чтобы реагировать на чрезвычайные ситуации. Этими работами в первую очередь занимаются службы МЧС и администрации городов и субъектов Российской Федерации.

Говоря о зонах риска повышенного, безусловно, я понимаю, что к этим зонам приковано особое внимание. И действительно, там в первую очередь проводятся превентивные мероприятия. С другой стороны, я сторонник такого подхода: готовиться к половодью надо по всей территории Российской Федерации и готовиться надо всем. И если даже не прозвучал в прогнозе какой-то регион, это совсем не означает, что там не будет половодья. Очень часто маленькие реки в результате бурного таяния снега начинают вести себя совсем не так, как мы это предполагаем. Поэтому готовиться по максимальному варианту надо по всей территории страны.

- Надо. Но вот какая-нибудь ответственность есть, и если чиновники ничего не сделали, то, может быть, как раз они будут отвечать за последствия?

Р. ХАМИТОВ: В данном случае вопрос с половодьями стоит несколько по-другому, чем, допустим, с Корякией по завозу топлива. Да, там действительно чиновник не завез, не организовал и не сделал, и он ответил за эту невыполненную работу. А что касается половодья, то здесь мера ответственности, к сожалению, так точно не может быть определена. Дело в том, что половодье - это стихия. Чиновник всегда в этой ситуации найдет отговорку. В этом плане трудно даже что-либо посоветовать людям, живущим там, кроме как страховаться и, как это ни банально прозвучит, избирать такого начальника, который будет болеть за жителей.

- А что делать тогда жителям Петербурга, в котором дамбу строят, сколько я себя помню, а она все недостроена? А что делать жителям любого другого города в нашей стране, где просто ливневая канализация не ремонтируется, не модернизируется? Как вы можете надавить на эту самую местную власть, чтобы хоть что-нибудь делалось?

Р. ХАМИТОВ: Страна наша такая, и, действительно, есть проблемы, которые не решаются десятилетиями. И я поддерживаю вас по сути вашего вопроса. Со своей стороны мы пытаемся, проводим сигналы по нашей системе, чтобы в обязательном порядке, если есть нарушения, фиксировать, передавать в органы контроля и надзора, передавать в органы прокуратуры. И другие какие-то силовые методы воздействия на нерадивых начальников.

- Но у вашего агентства, получается, нет реальных механизмов воздействия?

Р. ХАМИТОВ: Действительно, у нас нет механизма осуществления контроля, у нас нет механизма наказания нарушителей. Административная реформа разделила власть на три части. Министерства - это идеология, службы - контроль и надзор, а агентства - это управление имуществом и оказание услуг. И мы работаем по этим двум последним позициям. В нашем ведении водохранилища, плотины. И оказываем услуги - даем информацию людям о том, что происходит с водными ресурсами, выдаем лицензии, заключаем договоры на пользование водой. Мы работаем с точки зрения общей оценки состояния водных ресурсов.

Я хочу сказать, что вообще плотин в Российской Федерации около 30 тысяч, из них крупных порядка 500. Вот эти 500 плотин, наиболее опасных с точки зрения возможностей воздействия на живущих вокруг этих плотин, находятся под постоянным контролем. И там идут работы, там идет укрепление плотин, там идут ремонты. И мне доподлинно известно, что Росприроднадзор, который это контролирует, вместе с Ростехнадзором ведет очень интенсивную работу перед паводком по оценке состояния этих плотин. Наши специалисты помогают.

- Вы на пресс-конференции сказали, что в этом году планируется создать федеральный противопаводковый центр. Паводок уже на носу. Когда создадут, осенью?

Р. ХАМИТОВ: Дело в том, что паводки-то вообще в России круглый год. Сейчас, весной - половодье, летом - дождевые паводки, осенью - осенние паводки, в декабре даже у нас на Кубани очень часто проходят паводки. Так что круглый год этот процесс идет. У нас нет специализированной организации в стране, которая бы постоянно, ежедневно и ежечасно отслеживала ситуацию, формировала бы понимание информационное и сущностное о том, что сегодня в стране есть с точки зрения формирования паводков и половодий. И мы такой центр при нашем федеральном агентстве создаем. Я думаю так, что люди, работающие в этом центре, будут самыми крупными специалистами в области проведения паводков и половодий, и смогут занять вот эту нишу, на мой взгляд, на сегодняшний день пустующую все-таки. Потому что у нас есть специалисты, которые занимаются прогнозом, есть специалисты, которые занимаются спасением. И очень мало людей, которые занимаются предупреждением этих чрезвычайных ситуаций.

- И у этого центра будет возможность как-то координировать работу всех ведомств?

Р. ХАМИТОВ: Да, в том числе по подготовке пропуска половодий и паводков. Помимо пропуска половодий и паводков, есть еще большая работа по режимам работы водохранилищ. На Волге восемь водохранилищ, нужно согласовывать работу эту водохранилищ с учетом заинтересованности всех ведомств - транспортников, сельхозников, горожан и проч. И эту работу тоже будет осуществлять этот центр.

- И последний вопрос - это качество питьевой воды. В одних средствах массовой информации пишут, что оно резко ухудшится во время паводка, другие успокаивают, говорят, что ничего страшного не будет, ну разве что легкий запах навоза. Вот все-таки чего ожидать, как готовиться?

Р. ХАМИТОВ: Весной, конечно, всегда качество воды ухудшается, это истина прописная. Со снегом вся грязь, которая накапливается на территориях, устремляется в воду, в водные объекты. Ну а в условиях нашей страны плюс еще и навоз, и нефтяные разливы, и разные другие вещи попадают в водные объекты. Поэтому весной вода, конечно, по качеству своему существенно хуже, чем зимой или летом. И это факт. Помимо прочего, 70 процентов населения страны пьет воду из поверхностных источников, не подземные воды, а из поверхностных источников. Это самая грязная вода. В городах проблему решают просто: помимо очистки многократной, которая всегда осуществляется водоканалами, еще проводят так называемое гиперхлорирование. И конечно, все это не улучшает ситуацию по питьевой воде.

Показать материалы за период:

 —